ТАТЬЯНАЯ МАРКОВА: ЛЮДИ, КОТОРЫЕ УТРАТИЛИ ЖИЛЬЕ, ДОЛЖНЫ ПОЛУЧИТЬ ФИНАНСОВУЮ КОМПЕНСАЦИЮ

Директор Департамента продаж и маркетинга «Киевгорстрой» Татьяна Маркова в эфире телеканала «Киев» рассказала о том, как война изменила рынок недвижимости, какими будут цены на квартиры и что может помочь решить проблему разрушенного жилья.

– Какая ситуация с возобновлением строительства на объектах компании? 

— Ситуация не проста, но мы шаг за шагом пытаемся возобновить стройки, которые вынуждены были остановить из-за нападения России на Украину. Несколько объектов запустили с начала июня, чрезвычайно ощутима нехватка строителей. У нас в работе 30 ЖК, это 2,5 миллиона квадратных метров. Если до войны на стройплощадках работало до 10 тысяч человек, сегодня удалось забрать едва 500 рабочих. Это пять процентов.

— Когда ждать жилья инвесторам, которые уже приобрели его в домах и на сколько смещаются графики сдачи в эксплуатацию?

— Жилые комплексы будут достроены однозначно. «Киевгорстрой» всегда все объекты доводит до конца, чего бы это нам ни стоило. Так было, есть и будет. Но сроки, конечно, несколько изменятся. Три месяца вынужденного простоя, ощутимая нехватка рабочей силы и техники – главные усилия сейчас сосредоточены на почти готовых домах, чтобы можно было достроить, ввести в эксплуатацию и передать людям жилье. Но постепенно будем возобновлять стройки на всех ЖК, пусть и малыми силами, но будем строить.

— Возобновили ли продажа жилья и подорожало ли оно?

— С первого дня войны реестры недвижимости были закрыты и у всех застройщиков продажи недвижимости были поставлены на паузу. Мы возобновили продажи с 1 июня. В первые дни мы продали 3 квартиры и еще на несколько квартир люди взяли заявки. Это квартиры во введенных домах и жилых комплексах высокой готовности. До довоенных показателей очень далеко, поскольку в мирное время количество проданных квартир составляло до 20 в день. Понятно, что пока будет идти война, на большие объемы продаж бесполезно надеяться. Люди не знают, что будет с ними завтра и проснутся ли утром, в такой ситуации меньше всего думаешь о новой недвижимости.

Относительно цен, в цене квадратного метра 65% – стоимость материалов, 35% – стоимость работы. Работы подорожали на 10%, материалы – на 35%. Выводы делайте сами.

– Как война изменила рынок нового жилья в Украине?

 Война повлияла на все сферы нашей жизни, рынок первичной недвижимости практически не работает, рынок вторички просел и едва дышит. Сейчас все мы стараемся приспособиться к условиям, в которых приходится жить и ищем пути не только восстановления строительства, но и реализации недвижимости. Многие остались без работы, многие уехали, довоенные сбережения уменьшаются. Государственные ипотечные программы не работают. Коммерческие банки готовы предоставлять кредиты на покупку недвижимости, но им тоже приходится балансировать, когда НБУ резко поднимает учетную ставку с 10% до 35%.

*(Учетная ставка – это норма процента, взимаемая Национальным банком Украины при рефинансировании коммерческих банков).

А поскольку строительство один из мощных драйверов экономики, его активизация критически важна для страны. Сейчас мы пересматриваем программы реализации недвижимости, будем предлагать людям разные инструменты для покупки, потому что мы, как застройщики, заинтересованы в продаже, а люди – в новом жилье. Запрос есть, но ресурсы в основном ограничены.

– Будет ли участвовать компания в строительстве жилья для тех, кто потерял его в результате боев?

Я убеждена, что определенным образом все застройщики будут участвовать в восстановлении страны. Слишком много разрушили русские оккупанты. Чтобы восстановить поврежденные дома и построить новые, нужные годы, но без помощи государства, без альтернативных путей финансирования здесь не справиться. Если Киев пострадал не сильно, то пригород получил значительные разрушения. Чернигов, Харьков – отдельные районы практически разрушены до основания. Об оккупированных городах сегодня и говорить не приходится. Главное сейчас – победить врага на нашей земле, а строители все отстроят. Как показывает история – такие вызовы не в первый раз.

— Как вы считаете, можно решить проблему разрушенного жилья в кратчайшие сроки?

На строительство одного дома в среднем уходит 2-3 года. Поэтому решить проблему в кратчайшие сроки вряд ли удастся. Временные модульные дома тоже не выход, в них можно какое-то время перебыть, но не жить годами, особенно с детьми. Государство заявило, что готово выкупать жилье уже построенное или имеющее высокую степень готовности, но еще нереализованное, это частично может помочь решить проблему какого-то количества пострадавших людей. Но саму проблему быстро не решить. Тем более что на момент ввода домов в них практически не остается свободных квартир.

Другие эксперты предлагают договариваться с владельцами нескольких объектов недвижимости, которые покупали квартиры, как инвестиции, чтобы в них временно заселять потерявших жилье людей. Взамен государство финансирует ремонт в них.

Люди, жилье которых пострадало, должны получить финансовую компенсацию и в дальнейшем распоряжаться средствами по своему усмотрению. Кто-то сразу будет искать варианты на вторичном рынке, другие начнут вкладывать в строящееся жилье. Нужна доступная государственная ипотека и лизинговые программы, защищенные на законодательном уровне от финансовых колебаний.

Никто не ждал войну, никто не имеет готовых решений, но, опираясь на послевоенный опыт восстановления после Второй мировой – только строительство сдвигало экономику с мертвой точки, а значит, нужно максимально поддержать отрасль. Но главное сейчас – победа. Отвоюем, победим, отстроим!